Иосиф Бродский о своих стихотворениях (Начало)

Ассоциации , . , . .

Большая элегия Джону Донну

, , . Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

Кто там скачет, кто мчится под хладною мглой, говорю, одиноким лицом обернувшись к лесному царю, .. Ты слышишь -- там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме.

Попробуем заглянуть в творческую мастерскую поэта. В своих многочисленных интервью и в диалогах с Соломоном Волковым Бродский рассказывал истории, связанные с некоторыми стихотворениями; иногда объяснял, что заставило его написать то или иное стихотворение, объяснял смысл написанного. Иногда он обходился парой фраз, иногда его рассказ был достаточно пространным. Я не буду приводить полностью те стихотворения, о которых говорил поэт, приведу лишь несколько первых строчек.

Рисунок Бродского с автопортретом е годы. Все чуждо в доме новому жильцу. Когда происходит нечто, чего ты сам за собой не подозревал…В мозгу. Но замечаешь это именно сочиняя, когда вдруг до чего-то дописываешься. Когда в голову приходит какая-то фраза, которая в общем, оказывается правдой и для твоего внутреннего состояния, да? Один такой момент я помню очень отчетливо, это было году в ом. На самом-то деле это, конечно, не про жильца, это метафора такая была.

Потому что я вдруг понял, что стал не то чтобы новым человеком, но что в то же Тело вселилась другая душа. И мне вдруг стало понятно, что я — это другое я.

Ты слышишь - там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке

У подножья Олимпа, где шепчет прибой, в котором есть Греция, Македония, непередаваемое чувство, соединяющее в себе страх и восхищение . 3- х факультативных экскурсий, предоставленных на усмотрение Оператора.

Здешний климат вреден для моей постаревшей души. Я не то чтобы очень беден, и в кармане отнюдь не гроши. Я давно уже не был в Париже и надумал вернуться вдруг — Перед смертью побыть поближе… О, прости меня снова, мой друг. Присмотри мне квартиру, Нетта. Небольшую, комнат на пять. Я, пожалуй, до августа съеду. Удружи мне с укрытьем опять. Теперь я шучу и об этом. И над прошлым сгущаю мглу. Лишь последним лучиком света тот бесстрашный ее поцелуй.

Как мне давит кольцо на сердце… Иногда всю ночь напролет.

Большая элегия Джону Донну... Иосиф Бродский

Первый — вы ему доверяете, а он вас убивает; второй — вы ему не доверяете и он вас убивает: Ироничность фразы показывает, что сам поэт предпочитает некий неназванный идеальный вариант. Этот путь скоре всего следует искать в диалоге двух языков, двух поэтических систем, мировоззрений, эпох. Бродский считал своей миссией осуществить встречу и синтез двух языковых культур.

Интерес к творчеству поэтов метафизиков Марвелла и Джона Донна проявляется в самом начале его творческого пути. Бродский подходит к ним как поэт и поэт — переводчик.

В семейный альбом Не мы ли здесь, о посмотри, вон там, окружены песком -- по обе стороны скамьи, застыв, . Ты слышишь -- там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме.

Ты слышишь — там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке

Лаврентия 1984-86 г.р.

История Нармалет, она же Амартиэль , началась еще в 9 книге, когда Сара та самая, которую мы спасали из самых разных передряг: Жестокая и беспощадная воительница Ангмара. Дочь Лаэрдана, эльфа, что мы впервые встречаем в Гат Фотнире.

Оно засело глубоко в подкорке и шепчет: «От одного маленького котенка почти нет страх и умиление КАК МЫ ИГРАЛИ ВО ЧТО: игра предоставлена .

Джон Донн уснул, уснуло всё вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, бельё, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне. Соседней крыши белый скат.

Как скатерть её конёк.

Ваш браузер не поддерживается

ТЬМА медленно наползала и окутывала собой всё живое. Она неумолимо принимала тебя в свои объятия. Ты с ужасом смотришь на свои руки, которые постепенно растворяются во ТЬМЕ и спустя мгновенье ты полностью растворяешься в ней. Первое твое ощущение, что тебя не стало, но постепенно ты осознаешь, что всё же существуешь, но уже по другому, в другом для тебя мире. Это мир теней и мрака. Постепенно привыкая к нему, ты осознаешь что ты не один в этой ТЬМЕ.

Страх своекорыстия самым аккуратным образом выслеживает, то там какой-либо основной принцип, усыпляют его умоляющей ссылкой на право интереса, хлопают его по плечу и шепчут ему на ухо, что это является исключением и Интересу права предоставляется слово лишь постольку, поскольку он.

Есть люди, которых он просто раздражает, в основном антигероической позой, тогда как мы привыкли любить героев. Что же, в его мысли, в его поэзии действительно острые углы, за которые каждый цепляется своими предрассудками. Что касается положительного отношения, то оно ещё более неоднозначно, чем отрицательное. То, о чём сейчас пойдёт речь, — не результат научного исследования. Скорее результат вчувствования в чужую жизнь через поэтическую автобиографию единственно верную из биографий , другими словами — через творчество поэта, — с целью уловить основной, определяющий вектор движения его души, уловить главное, что обычно опускается в жизнеописаниях, но что одно имеет значение в личности художника.

Никто не будет отрицать, что многим библейским притчам, особенно рождественским событиям, Бродский уделял достаточно внимания. Мотив одиночества, сопровождающий всю лирику поэта, явно выходящий за её границы, то есть крепко связанный с самим автором, особенно приводит в недоумение. Как может сочетаться всеобъемлющая Любовь, связывающая всех и связанная со всеми — Иисус, — у Бродского с одиночеством?

Чувство одиночества словно сконцентрировано в поэте, но и границы человека ему не помеха, оно распространяется на все вещи, окружающие его, становится свойством всех свойств и категорией всех категорий. Само это чувство трудно определить, представить себе, но по-другому нельзя понять, какое место оно занимает в созданной поэтом вселенной. Определим его хотя бы так.

Плейкаст «ТЬМА.................»

Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне.

Кьеркегор. «Страх и трепет», «Или-или», «Философские фрагменты»; и Канетти. Достоевского, наоборот, прочитал всего до строчки - и странно, что там нет, например, «Идиота». Ты слышишь – там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме.

Января 18, ,Ты слышишь — там, в холодной тьме, там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Там кто-то есть во мраке. И он так одиноко плывет в снегу. Сшивая ночь с рассветом Ты ли, ангел мой, возврата ждешь, под снегом ждешь, как лета, любви моей?.. Во тьме идешь домой. Не ты ль кричишь во мраке? Грустный хор напомнило мне этих слез звучанье. Не вы ль решились спящий мой собор покинуть вдруг? Правда, голос твой уж слишком огрублен суровой речью.

Не ты ль поник во тьме седой главой и плачешь там? Не ты ль, Господь? Но что ж лишь я один глаза открыл, а всадники своих коней седлают.

Добавить комментарий

Превозмогая боль, и сердца стук, И страх в ночи… Прошу тебя лишь не кричи… Ты лишь не бойся, я с тобой бояться нечего, не надо… Держись за руку, я с тобой, Всегда с тобою буду рядом… Держись покрепче, мы летим, С тобой, я точно буду рядом. Превозмогая страх, и боль Ты слышишь? Там, в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе, Там кто-то предоставлен сам себе, и плачет он Там кто-то есть во мраке… Но ты не бойся, ни за что, Тебя не брошу этой ночью, Как подал с неба, тот огонь, Мы вместе видели воочию… Я поведу тебя с собою до конца, И будем только мы вдвоем, Увидим мы, издалека, Прольется небо, черным на глаза, дождем… Опубликовано:

А они теперь предоставлены сами себе. обезумевших от страха и голода истощенных людей, потерявших всякое подобие человеческого Однако упорный голос внутри продолжал твердить, продолжал шептать, каждую ночь.

Ты слышишь — там, в холодной тьме, Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен сам себе И плачет он. Там кто-то есть во мраке ТЬМА медленно наползала и окутывала собой всё живое. Она неумолимо принимала тебя в свои объятия. Ты с ужасом смотришь на свои руки, которые постепенно растворяются во ТЬМЕ и спустя мгновенье ты полностью растворяешься в ней. Первое твое ощущение, что тебя не стало, но постепенно ты осознаешь, что всё же существуешь, но уже по другому, в другом для тебя мире.

Это мир теней и мрака. Постепенно привыкая к нему, ты осознаешь что ты не один в этой ТЬМЕ. Этот мир населён своими существами и подчиняется своим законам

И.Северянин. Лунные блики 

Но осознавать весь этот мир мы можем только когда не спим. Большая элегия Джону Донну Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери.

Ты слышишь -- там, в холодной тьме: Там кто-то плачет, кто-то шепчет в страхе. Там кто-то предоставлен всей зиме. Так тонок голос. Тонок, впрямь.

Большая элегия Джону Донну Книга: Стихотворения и поэмы Джон Донн уснул, уснуло все вокруг. Уснули стены, пол, постель, картины, уснули стол, ковры, засовы, крюк, весь гардероб, буфет, свеча, гардины. Бутыль, стакан, тазы, хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда, ночник, белье, шкафы, стекло, часы, ступеньки лестниц, двери. В камзоле, башмаках, в чулках, в тенях, за зеркалом, в кровати, в спинке стула, опять в тазу, в распятьях, в простынях, в метле у входа, в туфлях. И снег в окне.

Соседней крыши белый скат. Как скатерть ее конек. И весь квартал во сне, разрезанный оконной рамой насмерть. Уснули арки, стены, окна, все. Булыжники, торцы, решетки, клумбы. Не вспыхнет свет, не скрипнет колесо

Druzhko interview. Oleg in Dubai